Написать

user_avatar

Написать

0

Читателей

0

Читает

3

Работ

0

Наград

Произведения

Собственные книги

Пока автор еще не издавал у нас книги. Но все еще впереди


Радость незаметно наполняет мир прозрачными каплями. Делает его лучше, светлее и добрее. Каждый может взять столько радости, сколько просит его сердце. Без радости сердце становится пустым и холодным, а жизнь мелочной и одинокой.
Найти радость целая наука.
Увидеть её - искусство.
Сохранить - дар.
Сарай стоял в глубине сада. Стены его были выкрашены зелёной краской. От времени яркая зелень поблекла. Местами показались проплешины древесины, посеревшей от частого общения с погодой. Эта неяркая пестрота делала невзрачное строение совсем неприметным среди разнообразной садовой растительности.
Почти вплотную к его деревянному боку стояли два абрикосовых дерева. Толстые стволы прочно вросли в землю, удерживая мощные верхушки. Ветки склонялись над ребристой крышей. Словно внимательно разглядывали поверхность её крутых скатов. Прозрачный ажур крон ложился причудливым узором на волны серого шифера. Как дамастовая накидка восточной красавицы, заслоняющая от любопытных взглядов и жарких солнечных лучей.
После короткой южной зимы корявые тёмные ветки долго будили озябшие почки: ловили малейшее движение потеплевшего ветра. Дождевыми каплями смывали липкую смолу с жёстких чешуй. Наполняли сладкой влагой. Белые лепестки манерно потягивались, лениво расправляли края, морщились от малейшего колебания. Наконец, стряхнув сонную одурь, выглядывали наружу.
Крона покрывалась едва заметной розоватой дымкой. Только окончательно убедившись, что зима не вернётся, лепестки скидывали жёсткие пластины и расправляли нежные венчики. Крупные белые цветки застенчиво показывали сердцевину, заполненную полупрозрачными столбиками пестиков в окружении тонких нитей тычинок с жёлтыми веснушками пыльцы. Воздух вокруг вмиг становился невесомо ароматным.
На абрикосовое благоухание слетались пчёлы. Они перелетали с цветка на цветок. Деловито жужжали, подсчитывая, сколько цветов успели облететь. С наслаждением втягивали хоботками сладкий нектар. Перебирали мохнатыми лапками тычинки, собирая пыльцу. Пушистые полосатые брюшки нежно полировали поверхность лепестков. Цветы раскачивались на ветках в ожидании пчёл. Призывно трепетали нежными светлыми лепестками.
Когда последние капли нектара были собраны, аромат рассеивался. Лепестки чахли, тускнели и отрывались от заметно набухшей сердцевины. Лёгкие белые кружочки вращались в воздухе. Падали на серую крышу сарая. Засыпали кирпичные дорожки сада. Очерчивали тёмные приствольные круги. Подхваченные ветром, прилипали к пыльным стёклам небольшого окна. Залетали в щели между досками. От их мельтешения стены до самой крыши пробирала щекотка. Сарай терпел, сколько мог. Но даже строение не может пересилить природу. Доски верхнего ряда начинали мелко дрожать от смеха. Лепестки лёгкой вереницей залетали под край крыши. Под застрехой начинало нещадно свербить. Тихий смех переходил в хохот и заканчивался мощным чихом. Дверь гулко хлопала. Квадраты стёкол тихо дребезжали. Задремавшие воробьи пёстрым веером разлетались прочь. Это была первая, весенняя, радость сарая.
Весна постепенно уступала позиции следующему времени года. Сад замирал в ожидании летнего зноя. Синее небо ещё просвечивало сквозь зелень молодой листвы, когда на месте цветов появлялись твердые зелёные бульбочки. С каждым днём они становились всё больше. Их бархатистая поверхность ерошилась и отливала серебром. Любопытные сойки всё чаще залетали в кроны деревьев. Таращили круглые чёрные глаза. Осторожно трогали длинным клювом поверхность ягод. Потряхивали хвостом и улетали.
Каждое утро солнце нежно согревало в ладонях каждую ягоду. На их округлевших боках пролегала глубокая борозда. Бархатистая поверхность светлела. Через нежную зелень начинала проступать желтизна. Ветки, тяжело отдуваясь, всё ниже наклонялись к волнистой поверхности крыши. Крупные оранжевые шары тяжелели. Их коротким ножкам всё труднее было удерживаться на ветках. Первыми сдавались верхние ветки.
Бам…тяжёлая душистая ягода падала в серую борозду и оранжевым бильярдным шаром укладывалась в ливневый слив. Бам…бам…солнце старалось вовсю. Ягоды раздувались от сладкого сока и, шумно расталкивая листья, устремлялись вниз. Бам…бам…бам…весёлой канонадой стучали ягоды по крыше. Ароматным потоком катились они по скатам, толкались и прыгали. Укладывались в правильные оранжевые ряды. Крыша становилась оранжево-полосатой, кокетливо приманивала птиц, освобождая место для новых ягод.
Бам…бам…бам…Шифер отзывался гулким эхом. Внутри сарая всё вибрировало и гудело. Как в большом барабане. В эти минуты он и правда представлял себя огромным тамтамом. По которому колотят многочисленные весёлые пальцы, одетые в нежный бархат. Это была вторая, летняя, радость. От неё сарай молодел, подтягивал отходящие доски, подправлял съехавшую шиферную одноволновку и подмигивал пролетающим сойкам.
Последние плоды покидали крону. Освободившиеся от тяжести ветки радостно взмывали вверх. Мелко потряхивали листвой. Они выполнили свою миссию и имели право пожить немного в своё удовольствие. Искупаться под тёплым летним дождём без страха сбить недозревшую ягоду. Понежиться в розовых лучах утреннего солнца. Услышать, о чём шепчется одуванчик со спелой клубникой. Поиграть с ветром ладушки. Успеть пощекотать стрекозам крылышки. Мир велик и разнообразен. Вокруг столько увлекательных дел.
Каждый вечер деревья шумно рассказывали сараю все события прошедшего дня. Словно не замечая, что ему снизу видны все детали и подробности их жизни. Сарай выслушивал молча. Усмехался, когда ветки немного привирали. Знал, делают они это не из хвастовства. Из простого желания придать большую занимательность событиям. Каждый раз забывая главное правило: всё движется, даже стоя на месте.
Страсть к украшательству в конечном итоге постепенно изменяла облик самих деревьев. В кронах появлялись яркие краски. На зелёных пластинках листьев растекались пятна кармина. Солнце охватывала сонная одурь. С каждым утром оно вставало всё позже. Зато за горизонт норовило спрятаться пораньше.
Ветер легкими щелчками сбивал с веток листья. Они долго кружили в воздухе, оглядывали окрестности. Вокруг стволов вырисовывались яркие ореолы. Крыша наряжалась в пышную разноцветную шапку. Прямые линии сарая теряли привычную жёсткость, в облике появлялись романтические изгибы. Красно-жёлтые листовые пластины быстро высыхали, коричневели. Начинали нежно шуршать даже от незначительного порыва ветра. Как будто кто-то невидимый играл на больших маракасах, задавая страстный ритм танго. Это была третья радость сарая. Радость осеннего танго.
Погода охладевала. Осенний воздух приобретал звонкую прозрачность. Серые завихрения туч превращали холодные капли дождей в пушистые снежинки. Их тонкие лучи остро торчали в разные стороны. Снежинки так долго хороводились в воздухе, что были рады молча упасть на любую поверхность. Главное, чтоб все вместе. Так и лежали безмолвной холодной грудой.
Под белыми снежными сугробами все деревья становились похожими друг на друга. По краю крыши вытягивалась прозрачная бахрома сосулек. Холод украшал инеем углы сарая, рисовал белой пылью на стёклах окна. В сад приходила тишина. Холодная и загадочная. Её было приятно слушать долгими тёмными ночами. Глядеть, как мигают на чёрном небе звёзды. Луна мягким светом серебрила снежное покрывало. Внутри её светлого диска, как в волшебном фонаре, медленно двигались серые тени, показывая живые картины: с горки прыгал длинноухий заяц, шла девочка с коромыслом, лодочка плыла в неведомую даль…
В холодной тишине сарай любовался луной и сочинял истории, которые никто никогда не слышал. Это была четвёртая радость. Радость зимней сказки.

0

Пейзажная

29 марта 2023

Сегодня утром, на рассвете,
Давали крылья. Просто так.
Затеял это южный ветер.
Горячий уличный босяк.

По тротуару пробегая,
Прохожих в спины он толкал.
И крылья прям поверх футболок
Между лопаток примерял.

Он мастерил их до полночи
На пышных сидя облаках.
Сшивая лунными лучами
Туман, мечты и звездопад.

Укладывал в ряды желанья,
Их лунной нитью закреплял.
Мечты пускал по краю ряда.
Туманом сверху украшал.

Поймав в реке звёзд отраженье
На крылья щедро рассыпал.
Полюбовавшись на творенье,
Он к новой паре приступал.

Едва проснулся солнца лучик,
Наш ветер с крыльями взлетел.
За ночь старательной работы
Три пары сделать он успел.

Скользнул к проспекту над рекою,
Двух сонных галок шуганул,
Смешался с утренней толпою
В коляску к малышу нырнул.

В одно мгновение на спину
Мальчонке крылья прикрепил.
И с интересом, «что же будет»,
Вокруг коляски завихрил.

Согрелись крылья, кверху тянут,
Свербит и чешется спина.
Стремится выбраться ребёнок
Ему теперь уж не до сна.

Заметив смену поведенья,
Торопится к коляске мать.
Старается прикосновеньем
Родное чадо приласкать.

Но под рукой трепещут крылья,
Что за напасть и ерунда?
От крыльев лишнее волненье,
Опасность, глупость, маята.

Одним решительным движеньем
В контейнер мусорный летят
Ветра горячего творенья.
Что ж мама с сыном? Едут в сад.

От удивленья ветер свистнул
И полетел он к старику.
Который удочку закинул
На левом сидя берегу.

Приладил крылья, ждёт удачи.
И тут, похоже, не везёт.
Старик согнулся и судачит,
Какой сегодня будет клёв.

Не чувствует полёта крыльев,
Не видит звёздного пути.
Рванулись, и поникли крылья.
Порвались лунные лучи.

Мечты рассыпались по пляжу,
Смешался звездопад с песком.
Досадно. Ветер растерялся.
Скрутился в серый вихря ком.

Пахнул удушливым угаром.
Кричал, призывно причитал:
«Берите крылья! Утром! Даром!»
Да только их никто не брал.

Кто пошустрее - увернулся.
Невежда просто отмахнулся.
Метнулся ветер над волнами,
Качнул борта речных судов.

Поднялся к флюгеру на крыше.
Крутил-вертел его, вращал.
Весь из себя немножко вышел.
Случайно крылья потерял.

Они по кровле вниз скользнули,
Задели кроны тополей,
Спланировали ещё ниже,
К потоку шумному людей.

Тут спохватился южный ветер.
Куда же крылья понеслись?
Их с крыши быстро заприметил
За ними дунул резко вниз.

А крылья падали, летели
Как листья липы в октябре.
На плечи женские осели.
Туманной шалью в серебре.

Она спокойно шла проспектом
И рок в наушниках звучал.
Гитары гриф между лопаток
Высоким гребнем вверх торчал.

Сейчас опять отвергнут крылья.
Хоть их попробовать спасти.
И тёплой дружеской рукою
На облако, вверх отнести.

На крылья резко ветер дунул,
Как мог расправил, вверх метнул.
Не тут-то было! Вместе с ними
Он девушку ввысь потянул.

Над пешеходами летела
Фигурка, слушая «металл».
Душа её от счастья пела.
А южный ветер подпевал.

0

Не определено

29 марта 2023


Зимним утром Ангела чертили
На аллее парка боковой.
Навзничь в снег, вверх руки – вот и крылья.
Жаль, нельзя забрать его домой.

На сугробе мягком в одиночку
Ангела оставили лежать.
Холодом схватило завиточки,
Крылья придавило – не поднять.

Развевается туника-колокольчик
И мельчит по кромке бахрома.
Кроткий Ангел смотрит в небо молча.
Сыпет пудрой снежною зима.

Набирает ветер обороты,
Расправляет крылья на снегу,
Тихо шепчет: «Ангел, что ты? Что ты
Не взлетаешь? Я же помогу!»

В бок толкает твёрдым клювом галка:
«Нет преграды на твоём пути!
Поднимайся в небо, снежный Ангел.
Нежный Ангел, в высь лети, лети!»

Собери надежды, ожиданья,
Щепоть счастья захвати с собой,
Горстку неисполненных желаний
Подними над снежною землёй.

Донеси до облаков весенних.
Чтоб растаяли ледышки суеты.
Белым рукавом касаясь неба,
Брызгами дождя рассыпь мечты.

Расцветают кольца лунных радуг,
Ветер песнь победную трубит.
С лап еловых серебро слетает.
Снежный Ангел над землёй парит.

0

Не определено

29 марта 2023

Все работы (3) загружены

Другие работы

0
0

Вильгельм ii

0
0

«благодарю….»

0
0

От а до я

0
0

Кто тут?